Раздел кредитов, взятых в браке.

Ситуация следующая. В браке был взят потребительский кредит, он оформлен на жену. Во время суда муж сообщил, что ничего о займе не знал, поэтому считает, что его выплата – личная обязанность жены. Ведь средства были потрачены ею на нее, поэтому она, по сути, и должна думать об их возврате.

Чтобы возложить на супруга (теперь уже бывшего) солидарную обязанность, связанную с возвратом заемных финансов, обязательство должно быть общим. То есть, согласно п. 2 ст. 45 Семейного кодекса РФ, возникать в соответствии с инициативой обеих сторон. Однако это может также быть обязанность одного из супругов, в рамках которой все полученное использовалось для обеспечения нужд семьи.

Если принимать во внимание судебную практику, она нашла свое отражение в рамках Президиума Верховного Суда РФ от 13.04.2016 г. Эта инстанция в 2016 году подвела окончательные итоги практики по разделу кредитных обязательств. В них был пояснен тот факт, что в качестве основы выступает доказательство затрат денег на семейные нужды.

Районный суд и Мосгорсуд

Супруг, выступая в роли ответчика, в рамках судебного разбирательства выбрал для себя конкретную линию защиты. Она, в свою очередь, была подкреплена определенными доказательствами.

Так, истец и ответчик, будучи в браке с 1999 по 2018 год, получали ежемесячный доход по 35-45 т. р. каждый. Подтверждается этот факт с помощью справок о доходах физических лиц, взятых в налоговой инспекции. В период действия брака они совершали дорогостоящие покупки, без кредита они не могли бы себе их позволить. Речь идет о следующих приобретениях:

  • проведение ремонта в квартире в период с 2010 по 2011 гг.;
  • строительство загородного дома с нуля, в 2015 году, последующая обшивка сайдингом;
  • возведение фундамента для бани в 2016 году;
  • организация веранды и крыльца в 2017 году;
  • воспитание младшего ребенка 1997 г. р.

Для того чтобы реализовать все действия, указанные выше, супруги, начиная с 2010 года, нередко брали кредиты, а также брали в долг деньги у своих родственников, друзей, коллег. Ответчик заключал следующие договоры по кредитным обязательствам:

  • ссуда в Сбербанке на общую сумму в 250 000 р. в 2011 г.;
  • заем в том же финансовом учреждении в 2013 г. на 247 000 р.;
  • кредит в аналогичном заведении в 2015 г. на 350 000 р.

Что касается истца, в роли которого в данном случае выступает супруга, он заключал следующие соглашения:

  • заем в Сбербанке на сумму в 350 т. р. в 2010 г.;
  • кредитование в Райффайзен в 2013 г. на 517 т. р.;
  • ссуда во Внешнеторговом банке от 1,3 млн. р. в 2017 г.;
  • в аналогичном заведении в том же году на 1,5 млн. р. для рефинансирования прошлых займов.

Новые кредиты женщина брала для того, чтобы осуществлять расчеты по прошлым обязательствам и избегать кредитных задолженностей. Также было отмечено, что в отрезок времени с июля  по сентябрь 2010 года совершались приобретения стройматериалов и мебельных конструкций, общая сумма составила 137 541 рубль. Что касается отрезка времени с сентября по декабрь 2011 года, эта затраты составили 386 т. р. Данный факт не составит труда подтвердить, используя оригинальные версии чеков.

Наряду с этим после получения кредитования в 2017 г. на сумму в 1,3 млн. р. истец сделал перевод на кредитку ответчика. Сумма составила 65 т. р. Затем были еще переводы на 6 500 р. и 5 000 р. Данный факт не составит труда подтвердить на основании выписки из Сбербанка, полученной в 2018 году. Это также свидетельствует о том, что ответчик владел информацией о том, что у истца есть определенные обязательства кредитного характера.

Таким образом, были существенные основания утверждать о том факте, что ответчик был в курсе кредитных обязательств, что подтверждалось весьма продолжительной кредитой историей у обоих супругов, а также постоянными погашениями ссуд в пределах семьи. Тем не менее, заинтересованные стороны получили отказ в районном и Московском суде.

Ситуация усугублялась тем фактом, что в анкете на получение последнего займа было указано то, что истец не состоит в брачных отношениях. Это объяснялось тем, что по достижении возраста 45 лет женщина сменила удостоверение личности, но не поставила в нем штамп о том, что состоит в браке. Работник банка на автомате заполнил анкетные данные в соответствии со сведениями из паспорта, включая графу семейного положения, а также подписал ее. Истица не вчитывалась в нюансы и сразу же все подписала.

Второй кассационный суд

Истица попробовала обратиться в новую кассацию, которая работала обособленно, отдаленно от Мосгортруда. Пока о работе почти все адвокаты отзывались положительно. Кстати, кассационный фискальный орган действительно не подвел, его представители детально вникли в суть вопроса, разобравшись в обстоятельствах дела. Отмена решения произошла с возвратом дела на новое рассмотрение в апеляционный орган.

Когда стороны снова оказались в данной инстанции (с апелляцией), ответчику не пришлось узнать коллегию судей в рамках Московского городского суда. Они вели себя вежливо и сами даже обеспечили откладывание судебного заседания, пока не будут найдены новые доказательства по делу.

Тем не менее, результат был вполне прогнозируемым. Решение было отменено, собственно, как и кредитные обязательства, которые признали в качестве общего долга. Половина суммы кредита была взыскана с супруга. На момент написания этого материала им еще не было получено определение со стороны Московского городского суда.

Анцупов Дмитрий, Адвокат





Задать вопрос адвокату:

What's app: + 7 926 881 73 73

Telegram: @dmi_try

Telegram канал: @lawyermoscow

Instagram: @jur_moscow

Добавить комментарий